Знаком танковой дивизии сс дас райх

Униформа дивизии СС «Дас Рейх» | Униформа армий мира

знаком танковой дивизии сс дас райх

Эмблема дивизии — рунический знак Вольфсангель Преобразована в дивизию СС «Райх» (в русскоязычных источниках также «Рейх») 25 февраля . Формирование, организация и боевой путь 2-й танковой дивизии СС Дас Опознавательный знак дивизии СС Рейх (SS-Division Reich) «Reich»]; с 15 октября года — дивизия СС «Дас Рейх» (SS-Division Reich»); с 23 октября года — 2-я танковая дивизия СС «Дас Рейх» (2.

Кратко охарактеризуем и остальные подразделения дивизии. Кроме этого, при штабе полка была специальная штабная рота, состоящая из подразделений связистов, курьеров-мотоциклистов и противотанкового взвода. Подчинялась эта рота полковому штабу.

Если первые два комбата были ветеранами первой Восточной кампании, то Хорн являлся бывшим инструктором из юнкерской школы. Адъютантом полка остался гауптштурмфюрер СС Фридрих Хольцер. К сожалению, треть командиров рот и взводов не имела боевого опыта. Буквально перед отправкой дивизии на фронт, в январе года, Фриц Эхрат окончил курсы командиров полков в армейской танковой школе в Вюнсдорфе. Все началось с того, что Хайнц Хармель подписал разрешение одному из своих людей на брак с французской проституткой.

От этой новости рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, пекшийся о чистоте семей эсэсовцев, пришел в ярость и даже, как говорят, хотел разжаловать Хармеля и отправить его в дисциплинарный батальон. Хармеля спасло только прямое заступничество Пауля Хауссера [24].

Артиллерийский полк состоял из четырех дивизионов. Командиром полка был штандартенфюрер СС резерва Курт Брасак [25]. Тяжелый дивизион состоял из трех батарей тяжелых полевых гаубиц калибра мм образца года тоже по четыре штуки на батарею.

Батальон "АЗОВ" и 2-я танковая СС "Дас Райх" 2015 год Донбасс Новороссия

Также полк имел роту снабжения, оркестр и взвод артиллерийских наблюдателей [27]. Разведывательный батальон состоял из четырех рот. Командовал батальоном гауптштурмфюрер СС Ханс Вайсс, которому перед назначением на этот пост пришлось пройти армейские курсы командиров моторизованных частей в Париже.

Зенитный дивизион поначалу состоял из четырех батарей, командовал им оберштурмбаннфюрер СС Вальтер Блуме. В октябре в дивизион ввели 4-ю батарею. Новая 1-я батарея была перевооружена мм самоходными зенитками девять штукв то время как три остальные батареи получили мм зенитные орудия, по четыре на каждую. В конце года дивизиону были приданы легкая зенитная колонна и два взвода самоходных зениток [29].

В итоге каждая тяжелая батарея дополнительно получила по три зенитки калибра 20 мм [30]. Также в дивизионе была специальная колонна снабжения. Противотанковый дивизион имел три роты, по три взвода в каждой. Остановимся на дивизионе и его 3-й роте подробнее. Весной года 3-я рота проходила обучение в Голландии.

В качестве костяка роты Шуберт использовал офицеров, унтер-офицеров и рядовых, которые имели боевой опыт в составе дивизиона и могли служить примером для новобранцев. Те военнослужащие роты, которых должны были перевести на новые места службы, всеми силами стремились вернуться в свою часть.

Типичным примером стал летний унтерштурмфюрер СС Клаудиус Рупп, раненный на Восточном фронте и награжденный Железными крестами 2-го и 1-го классов оба за первую Восточную кампанию. По выздоровлении его планировали направить на службу инструктором в юнкерскую школу СС в Брауншвейге. Рупп с этим не смирился, поехал в Берлин, в Главное оперативное управление СС, и добился своего возвращения в роту, где стал командиром взвода. Здесь 3-я рота столкнулась с серьезной проблемой — обещанные противотанковые орудия так и не прибыли.

В этом случае Шуберт долго не думал и акцентировал внимание на пехотной подготовке и обучении личного состава уничтожению танков вручную, минами и гранатами. Для наглядности использовался деревянный макет танка. Также прибыли автомашины для ротных частей снабжения. Уже в августе рота и дивизион были полностью боеготовы.

Командир 3-й роты противотанкового дивизиона Виктор Шуберт в башне своего командирского танка Саперным батальоном командовал гауптштурмфюрер СС Рудольф Энселинг.

знаком танковой дивизии сс дас райх

Батальон связи состоял из двух рот радиорота и телефонная рота и легкой колонны связи. В ноябре года Гитлер, который был обеспокоен высадкой западных союзников на территории французской Северной Африки, двинул войска в доселе не оккупированную Южную Францию. В этом деле был задействован и штаб Танкового корпуса СС. По воспоминаниям Пауля Хауссера, генеральной репетицией для его корпуса стало занятие французского порта Тулон, где дислоцировались главные силы французского военно-морского флота.

Предприятие потребовало лишь пару выстрелов и стоило небольших потерь [37]порт был взят под контроль, хотя значительная часть французского флота была затоплена экипажами [38].

знаком танковой дивизии сс дас райх

С 29 ноября по 19 декабря основные Подразделения дивизии несли охранную службу на побережье Средиземного моря. В этот момент отголоски сражения под Сталинградом уже достигли Франции и солдаты были в постоянной готовности к выступлению. Куда именно их перебросят, оставалось загадкой. Унтерштурмфюрер СС Клаудиус Рупп вспоминал, что во время дислокации в районе Ренна личный состав 3-й роты противотанкового дивизиона был осмотрен на соответствие для службы в условиях тропиков, а среди солдат ходили упорные слухи о скорой переброске дивизии в Северную Африку.

Впрочем, эти слухи быстро прекратились, после того как личному составу выдали зимнее обмундирование [39]. Всем было понятно, что в момент крушения южного фланга Восточного фронта такое мощное соединение, как Танковый корпус СС, не может долго бездействовать в резерве.

Боевой дух личного состава был на высоте. И хотя ситуация на Востоке оптимизма не вызывала, гренадеры СС ехали на фронт в твердой уверенности переломить ход событий в пользу Германии. Глава 2 Битва за Харьков: При прорыве немецкого фронта северо-западнее и южнее Сталинграда были разгромлены две румынские армии, а 6-я немецкая армия окружена в Сталинграде. В итоге появились предпосылки для перехвата советским командованием стратегической инициативы.

Тем временем советский Южный фронт сделал попытку отрезать немецкую группировку на Северном Кавказе. В январе года Воронежский и Юго-Западный фронты ударили в район севернее реки Северский Донец, сокрушив находившуюся здесь 2-ю венгерскую армию и итальянский альпийский корпус.

В результате в январе года в районах между Славянском немного восточнее слияния Северского Донца и Оскола и севернее Курска в немецком фронте образовался разрыв протяженностью около километров. Через эту брешь советские армии устремились на запад, с целью достичь Днепра в районе Днепропетровска. Важной составляющей этого намерения стала задача овладеть первой столицей Советской Украины — Харьковом. Соответствующий план был утвержден лично Сталиным 23 января года.

Для овладения районом Харькова выделялись 3-я танковая армия, я и я [40] общевойсковые армии, плюс 6-й гвардейский кавалерийский корпус Воронежского фронта.

Вдобавок наступающим армиям, в качестве усиления, были приданы отдельные соединения й армии [41]. Здесь следует обратить внимание на тот факт, что к концу января года линии коммуникаций наступающих частей Красной армии были сильно растянуты, что отразилось на снабжении войск боеприпасами и горючим, не говоря уже о продовольствии и амуниции.

Трудности со снабжением в полной мере ощутили готовящиеся наступать на Харьков танковые, стрелковые и артиллерийские подразделения Воронежского фронта. Тем не менее факты свидетельствуют, что советские войска все еще обладали достаточной ударной мощью.

В этих условиях планы германского Верховного командования сухопутных сил ОКХ об использовании Танкового корпуса СС для концентрированного контрудара на Восточном фронте резко приобрели актуальность. Вскоре томительное ожидание для всех закончилось: Она стала первой частью Танкового корпуса СС, двинувшейся на фронт.

В эти же вагоны втиснули ю зенитную роту и взвод из й саперной роты. Понятно, что быстрая доставка на фронт трех мощных дивизий была для Германии вопросом необычайной важности, поэтому корпус получил наивысший приоритет при использовании шоссейных и железных дорог. Так, 8-я тяжелая танковая рота была погружена на поезда 24—25 января, то есть когда первые части дивизии уже оказались на фронте. Подобная судьба постигла и остальные части корпуса, поэтому говорить о едином, бронированном кулаке, который немцы бросили на фронт, не приходится.

Так солдаты, которые еще совсем недавно отмечали Рождество в тихой и спокойной Франции, оказались на заснеженных просторах Украины. В этот момент им было невдомек, что о будущем использовании их дивизии споры идут на самом высоком уровне.

Однако уже в январе года подобная операция стала в принципе невозможной. Планировалось, что дивизия, только что прибывшая под Харьков, нанесет удар в тыл наступающим на Донбасс советским войскам [45]. Опасения Манштейна сбылись очень быстро: В результате Манштейну пришлось безрадостно констатировать: Она сразу же ощутила весь тот кризис, в котором оказалась германская армия. Вместе с ними прибыли две батареи из артиллерийского полка дивизии и одна батарея зенитного дивизиона. В этот же день, 20 января, штаб Танкового корпуса СС получил следующий телетайп: Хауссеру ничего не оставалось, как передать этот приказ Вильгельму Кепплеру.

Сначала Опифициус должен был двигаться в район Александровки, где перейти в подчинение 6-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Эрхарда Рауса. Но боевая обстановка не позволила осуществить это намерение, и до 14 марта года группа Опифициуса сражалась отдельно от дивизии действия этой группы мы рассмотрим отдельно. Штаб корпуса СС так оценивал ситуацию: Необходимо воспрепятствовать проникновению в сектор сбора корпуса. Город Харьков, как важный дорожный узел, ценный в экономическом и политическом отношении, не должен быть потерян.

Марш всех частей проходил с определенными трудностями, вызванными погодными условиями и состоянием дорог. Так, роттенфюрер СС Гельмут Хамерих, из 3-й роты противотанкового дивизиона, вспоминал, что его полугусеничный транспортер постоянно скользил по заледенелой дороге, то и дело норовя развернуться на градусов, и все потому, что не были поставлены цепи на колеса [52].

К 28 января года панцер-гренадерские полки и некоторые части усиления дивизии прибыли на фронт, сосредоточившись западнее Харькова. В этот момент штаб Танкового корпуса СС был расположен в Макеевке. Другие части дивизии все еще были на марше, так, противотанковый дивизион только во второй половине дня 30 января разгрузился в Киеве.

Интересно, что дивизион не выступил немедленно, наоборот, солдаты получили увольнения в город, и даже посетили кинотеатр [53]. Необходимо было быстро провести разведку этого района и установить контакты с соседними немецкими частями.

На 30 января развертывание дивизии было по большей части завершено. Отметим, что в немецких источниках часто просто указывается, что батальон Штадлера защищал район Оскола [56]. В отличие от него 3-й бронированный батальон Фридриха Хорна держали более-менее компактно, чтобы в случае необходимости использовать в качестве ударного резерва. Он занял выдвинутые далеко вперед позиции в лесистой местности юго-западнее Каменки, а также высоты к западу от населенных пунктов Козинка [57] и Борки оба в Белгородской области.

Затем в район Козинки выдвинули 2-й батальон Биссингера. Штаб полка был размещен в районе железнодорожной станции Приколотное, а 31 января переведен в Ольховатку. У Ольховатки находился и выведенный Хармелем в резерв 1-й батальон Фрица Эхрата. В целом позиции полка доходили до района поселка Двуречная [58] 40 километров к юго-востоку от Ольховатки. Командный пункт батальона был оборудован в селе Красный Пахарь [62]. Так что планируемый для дивизии километровый участок фронта между Двуречной и Купянском фактически оказался неприкрытым, если не считать полицейского батальона.

Кратковременность не дала возможности противнику полностью произвести инженерные работы, и к началу операции противник имел в основном снежные окопы неполной профили так в источнике. По немецким данным, глубина снежного покрова достигала одного метра [64]. Что касается бронетанковых частей дивизии, то с их прибытием на фронт были некоторые трудности.

Основные части танкового полка прибыли на фронт 1—2 февраля, то есть уже к началу советского наступления. Но большая часть этих танков находилась в районе выгрузки, и им еще только предстоял марш на фронт. Что касается дивизиона самоходных орудий, то он все еще находился в пути и под Харьков прибыл лишь 6—7 февраля, когда сражение было уже в разгаре.

Противотанковый дивизион прибыл под Харьков в первых числах февраля. Не успев попасть на фронт, рота встретилась с серьезными техническими проблемами: По роте поползли слухи о французских саботажниках в мастерских в Ренне на немцев активно работали французыиспортивших механизмы, однако вскоре выяснилось, что виной неполадок — сильные холода. В сильный холод Коль разобрал бензобак одной из самоходок и выяснил, что вся проблема в замерзшем конденсате.

Таким образом, проблема была решена [66]. Однако оказалось, что некоторые предназначенные нам дома заняты итальянцами, которые беспорядочно отступали от самой Волги. Уже вскоре на повестку дня встали другие проблемы. Опытный солдат, Махер прекрасно понимал, что в условиях краха фронта и неизбежно приближающегося советского наступления неминуемы трудности со снабжением. Впрочем, благодаря ошибке заведующего складом все прошло как нельзя лучше — вместо трехдневного пайка Махер сумел получить девятидневный, что на время снимало вопрос о снабжении личного состава его роты [69].

В обоих местах эсэсовцы отбросили противника. Правильно расценив этот опасный звонок, Кепплер выдвинул полк Хайнца Хармеля немного вперед, и теперь он занимал сектор леса юго-западнее Каменки — высоты западнее Борок — Козинка — Ольховатка.

В этой связи вызывает интерес эпизод, приводимый Героем Советского Союза С. Мельниковым в своих мемуарах. О силах противника сказал, в частности, следующее: Генерал Зенькович так в тексте. Эта история вызывает сразу несколько вопросов. Как нам кажется, самым лучшим ответом на эти вопросы было бы предположение, что данного разговора в Военном совете армии вообще не было, а С. Мельников придумал его после войны. Непосредственной задачей Ланца была оборона Харькова, потому-то Танковый корпус СС и вошел под ее командование.

Как бы то ни было, но на 28 января года численность личного состава войск группы Ланца то есть без дивизий Танкового корпуса СС была всего человек [73]. Напомним, что противостояли им одна танковая и две общевойсковые армии с частями усиления [74].

Так что прибывшие и прибывающие под Харьков части Танкового корпуса СС должны были стать главной силой в обороне города. Подробности этого дня отражены в отчете штаба дивизии от 1 февраля. В то же время сильные советские части атаковали на Двуречную, в 18 километрах южнее Каменки, поставив тем самым ю роту под угрозу окружения. Поэтому Двуречную нужно было удержать любой ценой. Хармелю ничего не оставалось, кроме как бросить ю роту в отчаянную контратаку на юг, чтобы отрезать прорвавшиеся советские силы и установить контакт с гарнизоном Двуречной.

Однако акция й роты оказалась единственным серьезным противодействием атакующим советским войскам. К вечеру в Двуречную просочился небольшой отряд из й пехотной дивизии, усиливший немецкий гарнизон. Эсэсовцы, солдаты и полицейские приготовились в Двуречной к круговой обороне. Забегая вперед, отметим, что из-за успешного продвижения советских войск надобность в обороне Двуречной отпала, и в Уже к полудню немцы отметили появление советской бронетехники в районе Бабки, села в шести километрах западнее Борок [76].

Своевременными контрмерами атака на Бабку была отражена. Однако по горячим следам проведенная разведка показала, что в лесах на юге и юго-западнее Карабаново буквально в километре восточнее Бабки сосредоточился противник.

Также выяснилось, что на высотах в четырех километрах восточнее Борок советские части активно окапываются и подтягивают артиллерию на конной тяге. Все это ничего хорошего не предвещало. На участке северо-восточнее Козинки и Казначаевки его позиции были атакованы противником силой до батальона. Этот успех предотвратил окружение 2-го батальона. На поле боя немцы насчитали погибших красноармейца. Были захвачены пять противотанковых орудий, 14 противотанковых ружей, восемь тяжелых и 17 легких пулеметов, винтовка и автомат [77].

Однако днем 1 февраля противник возобновил атаки на Козинку с юга и востока и вскоре окружил. Упорные бои за Козинку шли весь день. В поддержку 2-го батальона были брошены подразделения 1-го батальона. Общими усилиями эсэсовцам удалось деблокировать Козинку и стабилизировать обстановку. Согласно немецким документам, 1 февраля семь раненых немецких солдат, попавших в руки советских частей в селе Коновалове 12 километров северо-западнее Козинкибыли убиты красноармейцами [78].

Перед фронтом 2-го разведывательного батальона СС также была отмечена активность противника. Атака осуществлялась с двух сторон: Но, несмотря на этот успех, красноармейцы просочились в леса севернее Красного Пахаря, и батальону так и не удалось установить контакт с немецкими частями севернее. В свете ожидаемого советского наступления, в Одновременно началась подготовка к смене разведывательного батальона мотоциклетным [79]. Анализ советских данных позволяет утверждать, что 1 февраля эсэсовцев атаковала я гвардейская стрелковая дивизия, пытавшаяся выйти на исходные рубежи перед завтрашним наступлением, но так и не сумевшая овладеть предназначенным ей районом Козинки [80].

На 31 января эта дивизия имела человек личного состава [81]. Начальник Генерального штаба Курт Цейтцлер заметил при этом: Адольф Гитлер на это коротко бросил: Как показали дальнейшие события, Цейтцлер оказался прав. Наступление 3-й танковой армии началось 2 февраля года в Здесь необходимо подчеркнуть, что историк А.

Однако данное утверждение не имеет под собой серьезных оснований, поскольку командующий 3-й танковой армией П. Рыбалко выдвинул эти корпуса во второй эшелон. Как отметил харьковский историк А. Подопригора, й и й танковые корпуса вышли к рубежу реки Северский Донец, практически не соприкасаясь с противником [84]. Проведенный нами анализ советских данных позволяет утверждать, что й танковый корпус вступил в соприкосновение с противником только 4 февраля у Великого Бурлука об этом речь будет идти нижеа й корпус вообще имел совсем другую задачу.

Здесь же заметим, что боевая мощь советских танковых корпусов на 2 февраля была невелика — всего по 20 боеспособных танков разных типов Т, Т, Т в каждом.

знаком танковой дивизии сс дас райх

Правда, пополнение техники в советские корпуса начало приходить уже с момента начала наступления, только 2—4 февраля 3- я танковая армия получила танков Т в качестве пополнения, не считая машин, отремонтированных армейскими ремонтниками [85]. Поэтому нет оснований говорить о слабости танкового кулака П. Поскольку удерживать сплошной фронт было невозможно, то немцы просто закрепились в нескольких ключевых пунктах.

Потому-то перед лицом превосходящих сил противника Биссингер уверенно удерживал свои позиции. До полудня немцам сопутствовал успех в обороне, но в середине дня красноармейцы пробились к батальонному командному пункту и окружили. Биссингеру и его штабистам пришлось защищать себя самим. Скудные запасы боеприпасов в штабе быстро подошли к концу, и, не видя другого выхода, Биссингер поднял своих людей в отчаянную атаку.

В жестоком рукопашном бою противник был отброшен, а связь с частями батальона — восстановлена. Окрыленный успехом Биссингер контратаковал всем батальоном и к сумеркам отбросил советские войска на исходные позиции.

На поле боя осталось погибших красноармейцев, трофеями эсэсовцев стали 10 станковых пулеметов, 23 ручных пулемета, три мм орудия, 17 противотанковых ружей и винтовки [87]. Левый фланг батальона у деревни Чугуновка шесть километров к востоку от Ольховатки оборонял 4-й взвод 2-й роты унтерштурмфюрера СС Франца Громанна. Леса к северу от Чугуновки были заняты противником силой до полка, и Громанн получил задание максимально задержать продвижение врага.

Вскоре советские танки прошли по дороге Чугуновка — Козинка и отрезали взвод Громанна от основных сил. Несмотря на это, Громанн продолжал сопротивление. Отступать он начал, только когда наступило указанное время на отход.

Под сильным давлением противника, часто вступая в рукопашные бои, Громанну все же удалось пробиться на позиции батальона. Отход прикрывал взвод гауптшарфюрера СС Йозефа Брандмайера [88].

2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» - это Что такое 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх»?

В ходе боя люди Брандмайера уничтожили один танк и сошлись с противником в рукопашной, потери красноармейцев составили 30 человек убитыми. Без потерь, полностью сохранив оружие и снаряжение, Брандмайер вывел свой взвод к основным частям роты. Хайнц Хармель отвел свои батальоны в район Ольховатки и западнее. Успехи в обороне днем позволили полку отойти организованно, практически без потерь, взять хотя бы все того же Биссингера, блестяще организовавшего отход своего батальона. Отступление 3-го батальона прикрывала я рота оберштурмфюрера СС Гельмута Шрайбера, оборонявшаяся у деревни Новопетровка 12 километров к западу от Борок.

Противник атаковал роту силой до двух батальонов, однако все атаки были отбиты. Впрочем, у Ольховатки полк надолго не задержался и вскоре отошел к Великому Бурлуку, на подступах к которому и окопался 3 февраля [90]. Сам же разведывательный батальон начал отводить свои части с позиций у села Верхние Лубянки на Александровку.

Главным образом это затронуло 2-ю роту, отход которой прикрывал взвод унтерштурмфюрера СС Йозефа Майера. Однако советские войска наступали так быстро, что вышли к Александровке раньше немцев. В итоге на взвод Майера легла основная задача — выиграть время для отвода основных сил. Символизирует защиту, пленение противника. Введенная в сентябре года, манжетная лента вышивалась вручную, машинным способом и ткалась целиком.

В году появилась лента BeVo из искусственного шелка. Военные фотографии подтверждают существование вариантов нарукавной ленты с готической надписью, но такие ленты встречались крайне редко.

Большинство лент имело надпись, сделанную латинским шрифтом. В период SS-VT надпись на ленте делалась готическим шрифтом. Применялись машинная и ручная вышивка, также существовали тканные ленты.

В декабре года надпись начали делать латинским шрифтом. С года к трем упомянутым типам лент добавились ленты BeVo из искусственного шелка. Этот полк входил в состав дивизии с апреля года.

В мае года название полка передали формирующейся й добровольческой гренадерской дивизии СС. Нарукавные ленты изготавливались тремя основными технологиями, надпись всегда делалась латинскими буквами. Накидка носилась поверх основной униформы и имела большие прорези для того, что бы было удобно доставать прикрепленные к поясному ремню предметы.

Опыт эксплуатации показал, что портупею и ремень лучше было носить поверх камуфляжной куртки. На кармане мундира рядом с Железным крестом 1-го класса закреплен знак зенитной артиллерии вермахта.

знаком танковой дивизии сс дас райх

Мундир в армейском стиле сшит у частного портного из очень качественного сукна. Стоячий воротник темно-зеленого цвета застегивается на два крючка. Руны СС в правой петлице вышиты вручную, также как и нарукавный орел. Вышивка на нарукавной ленте выполнена машиной. На погонах и в левой петлице — знаки различия унтерштурмфюрера аналог армейского младшего лейтенанта. Красный артиллерийский кант пропущен поверх черного канта войск СС.

2-я танковая дивизия СС «Дас Райх»

Подпоясан кавалер кожаным офицерским ремнем войск СС. Головной убор — фуражка, также высочайшего качества, сшитая на заказ. В декабре года для фуражек был установлен кант единого цвета, но фуражки с кантом цвета рода войск встречались на протяжении всей войны.

Унтерштурмфюрер одет в качественную офицерскую шинель с зеленым воротником армейского типа. Петлицы на воротниках шинелей носили редко, равно как и разнообразную символику на рукавах.

Здесь есть все — петлицы, нарукавный орел, нарукавная лента. Погоны — с двойным кантом красного цвета и черной подложкой. Погоны вшиты в плечи шинели. После года воины вермахта и войск СС носили зимние теплые реверсивные комплекты — с одной стороны серо-зеленые, с другой — белые. Также в войсках CC часто встречались комплекты с одной стороны белые, с другой — серо-стальные. Обувь Filzstiefel — комбинация на тему сапог и валенок.